nerdy

Понятие философского стыда

dwtqleWv29U.jpgСтыдный ликбез. "Стыдное" стыда - это, конечно, всегда я сам. А "перед кем" стыда - это неодобрительный взгляд другого я (или моего альтер эго).

Постыдная неудача философствования. Честно ныряя в философию (чтобы действительно что-то вытащить, а не чтобы показать "эй, я умею нырять"), первое, что видишь, это отсутствие дна. Вокруг мелькают крупные и не очень философы. Тексты цитируются, толкуются, критикуются, отбрасываются и снова перечитываются с целью вычитать новое. Опускаемся глубже и глубже, тянемся ко времени Сократа или Фалеса - взмах руки - а в ладони лишь их современная интерпретация, в журнале, в номере таком-то. И ты снова на поверхности, надо снова нырять. Ты снова маленький и глупенький, а под тобой глубина. И прямо в этот момент кто-то пишет статьи и книги, ведет дискуссию или лекцию, и толща философии становится толще. И ты никогда, никогда, не сможешь сказать, да, я знаю философию. Никогда не сможешь поймать что-то на метафизической глубине: только ты написал, а - раз - это уже сказано 10-50-100 лет назад, а ты даже туда не нырял. Стыдно...

За что? Стыдно за себя, за свой разум (есть ли он вообще в сравнении с горами надуманных за столетия идей?), за время, которое тратишь впустую (в общем-то, на свою жизнь), хотя мог бы попытаться нырнуть поглубже и добраться до дна. Стыдно перед этим удачливым популярным умником или вот этим профессором или тем, кто уверен, что ухватил со дна свое сокровище (наивный?). Хотя я знаю, что их тоже мучает стыд. Или это я себя ставлю на их место?

Несократическая неирония. Итак, стыдно знать, что я ничего не знаю. Сократу под греческим солнцем было не стыдно, а мне стыдно. Под Сократом не было всего того, что должен знать я. Он видел истину в прозрачной воде. Ему легко было иронизировать над напыщенными мудрецами - взял его за шкирку, окунул и стукнул лбом прямо о природу вещей. У меня же это уже не игра в  методическое сомнение, разминка перед видением истины. Я сомневаюсь, что мне хватит времени жизни, чтобы, отдав должное векам, добраться истины. И мне стыдно за свое крошечное существование.

За что не стыдно ученому. А ведь рядом еще толща науки. Испытывает ли ученый стыд? Скептицизм - да, осознание ограниченности знания - да, сомнение - да. А стыд? Вероятно от того, что он точнее (предметнее) знает, что ищет, он не обращает внимания на тонны книг на пути, а идет сразу к цели. Я не знаю, чем занимаются в соседней лаборатории, да и бог с ними, я открыл вот это, я молодец.

Тыжфилософ. Философу же может стать стыдно от того, что он не знает науки. "Мы нашли вот что, мы установили связь, мы расчитали следующим образом" - и глаза округляются. Ай, да ученые! А я и не знал. Стыдно. Им не стыдно, они нашли свое сокровище со дна реальности, и не видят толщи вокруг. А мне стыдно: ведь ты должен и это знать, "тыжфилософ". Наука отделилась от философии лет двести назад, у них общие корни и общий конечный объект, конечно надо знать и это. Это означает только одно - к глубинам философии прибавляется глубина науки. И стыд растет.

Бездомность. Когда философствуешь стыдное не в том, что ты никогда не закончил философствовать. Нырял, искал, а только подплыл поближе да умных людей почитал. Стыдное в том, что ты в действительности еще и не начинал. Конечно, это кое-что. Я знаю, что ничего не знаю. Только это уже не приглашение к столу познания. Это ощущение бездомности. В конструкциях культуры, среди текстов, бездомность среди домов мегаполиса - да, это и есть настоящая бездомность. Ведь Сократ на площади, под небом, овеваемый морским ветром, был у себя дома...


Ну, вот, положим человеку нужно попасть из пункта А в пункт Б.
Он может построить свою дорогу, а может найти карту имеющихся.
Понятно, что человек с картой доберётся гораздо быстрее и с меньшими затратами, чем человек, который просто умеет строить. Но у него будут проблемы, если выяснится, что дороги в принципе нет.
Правда, стараниями первых остаётся всё меньше и меньше нехоженных мест. Но это в том числе и потому, что они не сильно заморачивались поисками карты.