leonikonov (leonikonov) wrote,
leonikonov
leonikonov

Консерватизм: штрихи к идее



Хорошо, когда у людей есть принципы. Еще лучше, когда люди думают над своими принципами.

Соблазн консерватизма.

Суть консерватизма в признании моральной оправданности, полезности традиционно сложившихся институтов. Консерватизм апеллирует к социально-онтологической заземленности, прочности, добротности, проверенности временем, определенных правил, стереотипов, идей, ценностей и т.д.

Эта посконность и соблазняет в консерватизме. Мы любим, конечно, новое, но испытываем священный трепет перед старым и, тем более, древним. Опыт предков непререкаем. Даже наши старые вещи вызывают ностальгию и желание вернуться назад. Что уже говорить о старинных общественных отношениях. Психологический механизм памяти отсекает от прошлого худшее и оставляет благообразную картинку. Как известно, в прошлом трава была зеленее, эмоции ярче, люди добрее, а общество было устроено наилучшим образом. Кажется, первым брюзжать по поводу современности стал Гесиод (ну, а в Китае - Конфуций). С тех пор живет консерватизм - желанный и могучий. Человечество расконсервировалось и обрело взамен тягу к обратной консервации.

К чему это я веду? К феерической расстановке точек, разумеется. Ибо не одобряю я консерватизм.

Пустая консервная банка.

Философы, выводя принципы, обычно стремятся изменить с их помощью реальность. В этом функция любого принципа - руководить деятельностью человека в  мире. Политическая философия, давая человеку в руки идею, подвигает его на активность, на трансформацию социальных институций в соответствии с желательной схемой. 

Что делает консерватор? Ничего. То есть он, конечно, не лежит на печи. Вполне вероятно, что он полон жизненных сил и реформаторского запала. На поверхности  это так. Но сама экзистенциальная установка консерватора заключается в том, чтобы не изменять в обществе ничего. Если слишком много изменений, он будет требовать прокрутить пленку назад. Это будет, конечно не эволюция, а инволюция. Как заметил К.Н. Леонтьев, всякий консерватор хотел бы "подморозить" то, что есть.

Закрепить себя на плоскости существующего положения дел - таков принцип. Но он странный. Здесь нет никакого изнутри идущего импульса, никакой тяги к объективации субъективного содержания, никакого деятельного азарта. Пусть все будет так, как есть (не в актуальном настоящем, конечно, которое может быть, слишком модерновым, а как бы в вечности). Ничего не будем добавлять в этот лучший из миров. Консервативный принцип схлопывается словно до нулевого уровня: минимум человеческой принципиальности и максимум влияния сложившихся объективно обстоятельств.

Консервативная тяга к объективности, к несчастью, вытягивает из него определенность. Если я соглашаюсь со всем, что складывается в мире само собой, я соглашаюсь с чем угодно. Я не знаю, с чем я соглашаюсь, и с чем еще соглашусь просто потому, что оно овеяно духом традиции. То есть содержание консервативных идеалов всегда конкретно и ясно, однако неясно, какие принципы разделяет консерватор, если отвлечься от лубочных картинок. Сам по себе консерватизм пуст. Это нулевой принцип, граничащий с беспринципностью. Пустая консервная банка, которая начинает быть чем-то лишь наполняясь чем-нибудь из груды прошлого. Это "что-нибудь" может быть "чем угодно".

Злой Рок прошлого, или Почему я не консерватор?

Консерватизм в России, разумеется, - больше, чем консерватизм. Общее прошлое нашей нации настолько разнообразно и богато, что в этой мешанине энтузиаст способен откопать целые альтернативные пласты социального бытия. И это хорошо. Плохо то, что занятие это давно превратилось в национальный спорт. Миллионы русских людей живут головой назад: в прошлом. Сталин живее всех живых - он вызывает нешуточную дискуссию всякий раз, когда упоминается. В гостиных, академических аудиториях и чатах до сих пор ведут неспешные беседы западники и славянофилы. После рюмки водки, всплывают какие-то глубинные пласты, и вот уже грезится домострой, женщина идет мыть посуду. 

Консерватизм вообще-то является самой успешной идеологией по определению. Ведь все склонны к ностальгии. А уж на русской почве политический консерватизм просто зацементирован на первом месте, далеко обойдя в соревновании либерализм и социализм. "Царь хороший - бояре плохие", "нам нужная сильная рука", "мы обладаем особым историческим путем" и т.д. Все наслышаны. От этого хлама не избавиться никогда.

Пустая суть консерватизма сраму не имет, и принимает любую гадость. Может, в той же Британии консерватизм и хорош, а тори люди образованные и свободолюбивые. На этом консерватизме Британия стала богатой и сильной (правда, потом ее загубили лейбористы, ну, да черт с ними). Однако, в России лютый консерватизм оборачивается всегда одним и тем же - окладистой бородой, жандармом и вашим превосходительством. Все потому, что в Британии традиционно сложилось свободное общество, а у нас нет (сейчас не станем выяснять, почему). Оттого и консерватизм за бугром - это движение к свободе, богатству и процветанию как идеалам прошлого, а у нас - движение назад к рабству. 

Это печально, что консерватизм по умолчанию одерживает победу. Это приговор для России. Есть такая штука, как экономические закономерности. И наши исторически сложившиеся традиционные институты - это провал с точки зрения хозяйствования, ибо рабство тождественно нищете. В эволюционном смысле русский консерватизм - это тупик. И тем не менее он одерживает верх. Я вижу это ежеминутно, в замечаниях моих родителей, в интонациях ведущих телевидения, в принимаемых законах, наконец. Мы консервативная нация. И нам конец.

Что делать: консервативный вопрос

...Если, конечно, мы все не поменяем. Если мы вообще не почувствуем вкус к изменению тотальности того-что-есть. Существующие поколения безнадежны. Они хранят холодный консерватизм в своих сердцах. Они должны уйти. Должны исчезнуть культы ветеранов, Сталина, духовности, государства, войны. Надежда есть лишь на наших детей. Их, погруженных в консерватизм, мы можем сделать свободными просто изменив содержание консервной банки. Надо лишь сбить веками закладываемую программу. У нас не остается времени. Надо менять институты и создавать традицию свободы, которая могла бы пойти по венам социальной генетики в память будущих поколений. Второго шанса не будет.
Tags: консерватизм, либерализм, мизантропия, свобода, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments