January 19th, 2010

nerdy

Постигая белое либертарианство: взгляд со стороны

В своей жизни я никогда не выстраивал отношение к людям, исходя из их антропологических характеристик. Я изменял свое мировоззрение, постепенно становясь из консерватора, почитателя философии Гегеля, классическим либералом, а затем и либертарианцем. Постигая философию свободы, знакомясь с австрийской экономикой, я испытывал все большее неприятие всех форм национализма, поскольку он связан с принесением живого человека в жертву коллективу или государству. Это отторжение я ощущаю до сих пор. Меня не трогает слово «нация». У меня не учащается пульс при звуках гимна, я не радуюсь, слыша ритмичный топот державных сапог на параде, меня не умиляют российские традиции. Я привык к непосредственному общению с личностями, когда никакая искусственная аттитюда не определяет мое отношение к собеседнику. Я анархо-капиталист. Можете считать меня и антифашистом, человеком противостоящим любой форме коллективизма, требующей ограничивать в правах людей, не относящихся к данному коллективу.

В последнее время общение с моими единомышленниками поставило один большой вопрос перед моим мировоззрением. Раньше он был абстрактным. Теперь он связан с отношением к моим друзьям. Итак: что такое белое либертарианство и не противоречит ли оно идее свободы?
Collapse )
nerdy

Симбиоз и рынок

                                                                                     

Все-таки не прошли даром мои экзерсисы по естественным наукам. Преподавание богопротивной дисциплины "Концепции современного естествознания" принесло хоть какую-то пользу. Размышляя о разнообразных экологических отношениях между видами, я обнаружил, что многие симбиозы в природе очень напоминают рынок. Далее у меня в голове зажглась лампочка с идеей: "рынок - это человеческое обозначение естественной формы взаимодействия между живыми существами, основанной на конкуренции и взаимовыгодном сотрудничестве". Лампочка сверкнула ярко и дала мне право иметь новый либертарианский аргумент в защиту свободы: наши идеалы древнее, чем кажутся, они древнее, чем человек, они связаны с законами живой (а может, и неживой) природы.
Collapse )